Агдо

Эвенки Тугуро-Чумиканского района

Агдо закончила с домашними делами в чуме

Дети убежали на помощь взрослым, собирать гнилушки на самнин (дымокур) для оленей. Они  столпились группами у изгороди с дымокуром и нервно трясли головой и смешно дрожали телом, так спасаясь от надоедливой тучи мошки.

Самый младший сын Таппи мирно спал в ляльке (эмкэ). Она почувствовала по наливавшейся молоком груди. Подходит время кормить. Он так сладко спал-ей не захотелось его будить. Решила, захочет есть, проснется и даст ей знать об этом.

Свободного времени в тайге совсем мало.

Ей давно хотелось собрать немного сочной голубицы. Разбавить свежей ягодой меню стола семьи. При кочевках было видно, что ягода поспела. О чем ярко говорили чумазые от сока ягоды мордашки и ладошки детворы. По пути они успевали быстро хватать ягоду и пихать горстями в рот. Смотреть на них было забавно!

Агдо быстро прикинула в уме, сколько времени у неё уйдет на дорогу до ближайшей мари с ягодой.

Во время кочевки она заприметила полянку с россыпью голубицы. Можно быстро набрать пару туесков ягоды и успеть вернуться в стойбище к кормлению сына!

Сына она нежно чмокнула в пухлую щечку. Поправила кожаное покрывало на люльке. Гнус не мог добраться до ребенка. Предупредила старух у костра об оставленном сыне и причине своего отъезда. Сказала, что вернется быстро. Оседлала своего укчака (верховой ездовой олень), приторочила к седлу туески и поспешила в сторону мари.

Она очень любила собирать ягоду

Всегда с нетерпением ждала ягодной поры. Радуясь предоставленной возможности. Собирала быстро. Ягодку к ягодке. Любовалась, пересыпала ее с ладошки на ладошку, сдувала случайно попавшие листочки и веточки. Аккуратно складывала в туесок, стараясь не помять нежные плоды. Туеса быстро наполнились и окрасились нежным розово-сине-голубым цветом. Посмотрев на свою работу, она даже пожалела, что не взяла еще посуды для сбора. Делать нечего. Всё, куда можно было набрать, она уже набрала. И наполненная молоком грудь настоятельно звала ее к оставленному ребенку.

Решив немного отдохнуть перед дорогой, она села на сухой бугорок, по привычке, скрестив ноги. Окинула взглядом тайгу. Какая красота её окружала! Как же она её любила! Как ей хорошо! Она сидела и улыбалась. Запрокинув голову, распростерла руки к небу и тихо благодарила матушку природу, духов за всё это. Настроение было от этого прекрасным. Агдо умиротворенно разглядывала, полные до краев крупной голубицей, два небольших березовых туеска. Глядя на них, она зажмурила глаза, и с удовольствием представила, как сделает для детей мотш-сладкое лакомство из оленьего молока, сахара и ягоды. Наедятся досыта! Открыла глаза… И вдруг!

Огромная туша медведицы неожиданно возникла в полутора метрах от Агдо!

Агдо резко подскочила, даже не почувствовав своей позы скрещенных ног.

Перед ней во весь свой рост стояла 2-3 годовалая медведица. Она стояла, угрожающе разинув пасть, с распятыми лапами, готовая к удару…

От испуга и неожиданности, Агдо закрыла свое лицо передником, брякающим медными и серебряными подвесками на нем, оголив тем самым, свою грудь кормящей матери и резко выпалила: Муланкэл! Би нян энинмэ бихим! (Пожалей! Я тоже мать!)

У Агдо произвольно брызнуло молоко, заструилось сбегая по голому животу к коленям, дальше капая на землю…

Двухметровая медведица, стоя на задних лапах, грозно рыча, громко потянула воздух своим носом…

Из-за накинутого передника, она не видела ничего, что происходило перед ней. Она скороговоркой шептала молитвы, просьбы, не помня себя, от кого и для чего, и от чего…

Стояла тишина. Гудел гнус.

Когда скинула передник со своего лица, никого уже не было. Ничего. Никого.

Агдо сначала подумала, что ей почудилось. Духи решили напомнить так ей о делах и заботах, оставленных в стойбище. Уж слишком хорошо ей было!

Ее взгляд остановился на рассыпанной ягоде и раздавленном в щепки туеске с ягодой…

Она схватила уцелевший туесок с оставшейся на донышке ягодой и побежала опрометью к своему оленю. Укчак спокойно стоял привязанный к тонкой лиственнице. Изредка брыкал своей ногой и тряс своим телом, стряхивая и пугая этим надоедливый гнус.

На одном вдохе отвязала оленя, на ходу запрыгнула в седло

Понеслась галопом в сторону стойбища, часто ударяя пятками в бок испуганного оленя и громко крича: мод! мод!

Она влетела в стойбище как ураган. Этим нарушила размеренную жизнь поселения. Собаки подняли беспорядочный лай. Олени испуганно шарахнулись от изгороди, тревожно выкатывая свои большие круглые глаза. Тугутки (оленята) начали беспорядочно скакать и метаться, громко хоркать.

Агдо остановила оленя у своего чума. Соскочила с седла и быстро забежала в чум. Старухи, возившиеся у костра, недоуменно переглянулись.

Ребенок в люльке уже проснулся. И вовсю теребил ремешок из замши, которым было привязано покрывало, требуя материнского молока.

Она развязала и вынула ребенка из люльки. Сдвинула в сторону свой передник. Поднесла ребенка к груди. Сын вцепился в грудь матери. Сделав несколько глотков-расплакался. Все последующие попытки Агдо накормить сына, заканчивались громким отрицанием ребенка принимать материнское молоко.

На детский ор в чуме обратили внимание и старухи. Зашли в чум. Увидели происходящее и всё поняли без слов. Забрали, у плачущей и растерянной  Агдо, голодного орущего Таппи. Старуха унесла в другой чум- напоить его оленьим молоком. Другая села рядом с Агдо и стала молча гладить по голове, успокаивая ее.

В тайге не надо много слов. Там всё на виду. И старухам, прожившим наедине с природой не один десяток лет, не нужно было объяснять причину неприятия ребенка материнского молока.

Когда случается сильный стресс или испуг у женщины. Молоко сворачивается или «перегорает», становится горьким и неприятным на вкус. Поэтому ребенок не принимает его.

Долго Агдо потом восстанавливалась

Сцеживала молоко из груди в кружку. Тайком от всех бегала. Выливала в ямку. Далеко прятала. Грех. Одёкит!

После, нежно прижимая маленького Таппи к груди, сытого и уже уснувшего у нее на руках. Она еще долго вспоминала этот случай.

Разбирала тот день по полочкам. Искала причину произошедшего.

Истоки своей ошибки: торопилась сделать все дела? Хотелось выкроить немножко время на любимое занятие? Может не заметила близко находящихся медвежат? Или заняла нечаянно их делянку с ягодой? Где нарушила границу?Потеряла бдительность?

Пыталась понять, что дало ей спасение: сытая пора для медведя? Или медведица увидела в ней такую же мать, как и она? Предупреждение?

Глубокий анализ своих действий в тайге спасал наших предков.

Тайга ошибок не прощает.

Накапливался огромный вековой опыт поведения и жизни в ней.

Соблюдение правил и законов тайги.

Предок искал ответы на свои вопросы и находил их, обогащая этим свои знания и передавая их следующему поколению.

©Аксинья Симонова

Поделиться ссылкой:

2 комментария к “Агдо”

  1. Интересная история!По эвенкийски ягода с оленьим молоком называется»Монты» тот же йогурт но вкуснее.🙂

    Ответить
    • Спасибо за комментарий! Эта история моей бабушки.Мотш это то же самое «Монты», но кто-то говорит мотше.Я указала это слово как говорили мои старики.Это тоже и касается рыбной крошки.Мы говорим «Барча», а где-то говорят «Порса» и как-то по другому.В нашем языке много наречий!Всё зависит от региона проживания!Мне очень приятно, что Вам интересно и приятно пообщаться.Спасибо Вам, следите за моими публикациями!Буду всегда рада вашим визитам!

      Ответить

Оставьте комментарий

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.